ВИРТУАЛЬНЫЙ МОНРЕАЛЬ - 6

                  (Продолжение, см. начало)

  Коррупция нашей культурной идентичности, волюнтаризм по отношению к историческим и архитектурным сокровищам и снос либо разрушение исторических объектов - только часть этого сатанинского переворота. [1].


Исторические здания и объекты вокруг Старого Города Монреаля сносятся, а на их месте возводят новые здания, и даже площадь самого Старого Города всё меньше и меньше. Буквально напротив церкви Notre-Dame - нашей главной культурной, исторической и религиозной достопримечательности, - на другой стороне улицы, был уничтожен старый дом, на месте которого построили новый, без какого-либо учёта в его стиле соответствия окружающей среде Старого Монреаля. Список ущерба, нанесённого в последние годы Старому Городу был бы очень длинным [2].

Сотни христианских кладбищ в Квебеке были разрушены или подверглись актам вандализма. Могильные камни опрокинуты или поломаны. Уничтожены заборы, скульптура, лепка, резьба по камню. Во многих случаях эти варварские акты могли быть выполнены только с помощью тяжелой техники. Просто смешно, что полиция не нашла ни одного подозреваемого.

Много старых особняков было разрушено в различных частях города. Как и в других городах - в США, Израиле, Великобритании, Дании, Канаде, - мнение граждан и протесты игнорируются.

Но даже если власти не дали разрешение уничтожить церковь, замок, театр или особняк, - враги красоты, европейской культуры и нашей идентичности уничтожат его без их разрешения. Они устроят акт вандализма, погром или поджог.

Чуть больше года назад интересная церковь стояла на углу улиц St.-Antoine и Courcelle. Она не была старой, но рафинированный стиль и воображение архитектора сделали её объектом искусства.

Церковь работала какое-то число лет, а затем была закрыта. Скоро учащиеся йешив из еврейской ультра-ортодоксальной общины (пацаны 15-18 лет) были замечены за нанесением ущерба статуе Иисуса Христа. Они обычно никогда не появляются в этой части города. Они вымарывали стены церкви надписями, пачкали их, чтобы нанести церкви вред. Пятиконечная звезда несколько раз появлялась на скульптуре и стенах церкви. Вскоре после этого случился умышленный поджог. Тракторы и экскаваторы прибыли слишком быстро, чтобы уничтожать остальное. Тот же самый механизм используется и против других объектов [3].

В условиях полицейского террора и ситуации, когда за одно лишь неосторожно сказанное слово можно лишиться работы, зарплаты, пенсии или социального пособия, в атмосфере и реальности тотальной слежки и несвободы - никакие протесты, никакое противодействие политике разрушителей нашей культуры и цивилизации не мыслимы [4].

Когда сотни тысяч христиан, члены семей новых иммигрантов, стали подвергаться преследованиям в Израиле в начале 1990-х годов, когда людей там были оскорбляли, избивали, насиловали, выгоняли с работы за крестик на шее, канадское правительство не поднимало свой голос в их защиту. Сегодня не только в "еврейском государстве", но уже и здесь, в Канаде, предприниматели "не рекомендуют" своим работникам носить крест, потому что это может "оскорбить чувства евреев". Ни один работник аэропорта в Монреале (имеющий дело с клиентами) не носит сегодня крест.

Некоторые церкви "обезглавили": сняли с них кресты.



Церкви без крестов в Монреале сегодня не редкость. Типичный пример - церковь Сан-Шарль. Сначала их используют как клубы, а потом обрекают на уничтожение.


Хотя мы не в состоянии остановить современных вандалов, уничтожающих нашу культурную идентичность, мы всё ещё способны собирать исторические данные, изображения наших архитектурных сокровищ. Наш виртуальный Монреаль - альтернативный город, вне досягаемости хищных аппетитов разрушителей.

(Лев Гунин - Монреаль, Ноябрь, 2008)



[1]

Для того, чтобы понять, что присутствие на улицах канадских городов вооружённых до зубов полицейских, тысяч полицейских машин, и всех этих десятков тысяч камер-шпионов, никого ни от чего не защищают, и нужны только антинародному правительству Харпера для политических репрессий и усиления про-еврейской тирании, не надо далеко ходить. Выбитые стёкла домов и витрины, разбитые автобусные остановки и телефоны-автоматы, исчириканные графитти сидения автобусов, скамейки и стены, наглые наезды на пешеходов и велосипедистов, избиения, кражи, грабежи, нападения уличных банд: никогда до введения полицейского террора ситуация не была такой плачевной, как сегодня. И это - результат нарастания государственной инквизиции и тирании:



Автобусная остановка харперовской эры.



Автобусы харперовской эры.



Социальная справедливость харперовской эры.



"Уборка" снега харперовской эры: пешеход - не человек, и ради него стараться зазорно. Зато на камеры-шпионы на всех окружающих снежные завалы домах денег и желания у правительства и его холуёв хватает.

Тротуары харперовской эры:








[2] Следующая фотография хорошо показывает (и при этом весьма символично), что проблема государственной полицейской тирании и уничтожения нашей европейской (христианской) идентичности: это одна и та же проблема.



Полицейская камера-шпион висит на фоне превращённого в руины старинного здания. Этот дом по левой стороне (если идти от Старого Города) улицы Сан-Лоран, между Рене-Левек и Сан-Катрин, замечательный не только тем, что он просто красив и - кроме того - стилен, но и тем, что он представляет собой одно целое со всей старой застройкой данного квартала, и, если его уничтожат, городу будет нанесён непоправимый ущерб. Из всех старой застройки, в относительной близости к Китайскому Городу и Старому Городу, этот квартал едва ли не самый важный.

[3]

Вот именно та сожжённая церковь, о которой мы ведём речь. Как много других церквей, она стала объектом безостановочных атак вандалов, и в конце-концов была закрыта; потом хулиганы подвергли актам вандализма статую Спасителя (находящаяся буквально рядом с ней - через дорогу - городская (муниципальная) скульптура при этом ни разу не была испачкана или испорчена), потом подожгли эту церковь. Во многих случаях малолетняя шпана вероятно действует по научению ненавистников христианства или строительных (или других) компаний, которым руки чешутся разрушить старое здание - и на его месте построить новое:










[4]

Современная государственная канадская пропаганда харперовской эры старается вбить в головы канадских граждан примирение с тюремной действительностью, приучить их к тому, что они живут в огромном концлагере под названием "Канада", в целом ещё не таком циничном и брутальном, как Израиль, Великобритания и Соединённые Штаты, но по ряду "параметров" приблизившийся или даже перещеголявший их. Население стараются приучить к тому, что в несвободе нет ничего страшного, что "волк - лучший друг овец, собака - друг человека, а тюремщик - лучший друг заключённого". Израиль, сионизм и всемирные еврейские организации - лучшие друзья Канады:



В подсознание (а, впрочем, в сознание) людей вбивается знаковый образ престижности, высокого статуса и привычности тюремщика и палача. Так же, как в средневековых обществах палач был уважаемым человеком (но даже там он был вне общества), в Оттаве, Торонто, Ванкувере, Эдмонтоне, и т.д. власти пытаются "приручить" население к виду палачей.



Чем бы ни были эти плакаты и как бы формально ни оправдывалось их назначение, они - так же, как наводнение канадских городов камерами-шпионами в невообразимых количествах, полицейскими патрулями и "агентами безопасности" (в тех же невероятных количествах) - визуально-знаковый манифест сегодняшней канадской власти.